Главная » [ИССЛЕДУЕМ] » Из истории Мальты » Мальтийские легионеры генерала Бонапарта

Мальтийские легионеры генерала Бонапарта

© Михаил Кожемякин (2018)
Генерал Бонапарт в Египте

Многонациональный характер Наполеоновской армии хорошо известен. В ее рядах попадались как добровольцы со всей Европы, привлеченные под трехцветные знамена Франции идеями «свободы, равенства и братства», жалованием или жаждой приключений, так и насильно завербованные местные жители и военнопленные. Такими «солдатами генерала Бонапарта поневоле» стали бойцы Мальтийского легиона, участвовавшие в его неудачном походе в Египет, а также сотни мальтийцев, служившие в других французских формированиях.

ЛЕГИОНЕРЫ ПОНЕВОЛЕ

Мальтийский волонтер
на французской службе, 1798 г.

После покорения Мальты и капитуляции Мальтийского ордена (иоаннитов) в июне 1798 г. генерал Бонапарт с присущей ему жестокой предусмотрительностью поспешил решить проблему оставшихся от Ордена солдат-мальтийцев. С одной стороны, он полагал, что мальтийцы, зарекомендовавшие себя неплохими бойцами и говорящие на языке, схожем с арабским, будут полезны ему в Египте. С другой — он не желал оставлять на оккупированном острове потенциальный резерв для сопротивления из профессиональных местных военных, озлобленных позорным поражением.

Мальтийцы, служившие в регулярных частях Ордена иоаннитов, были преимущественно выходцами из беднейших слоев населения острова. Получив в армии привычку к дисциплине и боевые навыки, они оставались неграмотными темными парнями, которым сложно было разобраться в обстановке. Получив от своих командиров-рыцарей последний приказ оставаться в казармах по условиям капитуляции, многие из них не поняли опасности своего положения. Самые решительные бежали и уходили в подполье. Добровольно поступить на службу Бонапарту согласились всего 25 человек. Остальные продолжали уныло ждать решения своей судьбы, периодически выходя (или не выходя) на смотры по приказу оккупантов.

16 июня генерал Бонапарт приказал мальтийским солдата прибыть в форт Св. Эльма на берегу Великой гавани в полной форме и, естественно, без оружия. На кораблях французской эскадры предписывалось приготовить «помещения с надежными запорами» для транспортировки мальтийцев в Египет. В назначенный день 119 гренадеров бывшей Гвардии великого магистра и 358 солдат бывшего Мальтийского пехотного полка Ордена иоаннитов выстроились на плацу форта. Внезапно их окружили шеренги французских пехотинцев со штыками наизготовку и начали загонять, словно скот, на корабли. Поняв, что их ждет расставание с милой родиной, многие мальтийцы оказали отчаянное сопротивление, однако силы были неравны. В конечном итоге всех «новобранцев Бонапарта» водворили в трюмы и посадили под замок. В 1798 г. Французская армия еще не совсем забыла революционные идеи гуманизма. Декретом генерала Бонапарта от 17 июня детям насильно мобилизованных мальтийцев было назначено денежное содержание в размере 1-1,5 су в день и по 2-3 су женам. Для покрытия этих расходов из жалования каждого мальтийского солдата Французской армии ежедневно удерживалось по одному сантиму, так что Франция «сохраняла лицо» за их счет.

1 июля Французская армия начала высадку на берег близ Александрии Египетской, а уже 5 июля командиру 69-й полубригады генералу Дюмуе был отдан приказ организовать мальтийских солдат в единый пехотный батальон из девяти рот. Новая часть должна была именоваться Мальтийским легионом. В десятых числах июля переформирование было завершено, и в командование Легионом вступил шеф батальона Бурбель. Офицерами были назначены в основном бывшие рыцари Ордена иоаннитов французского происхождения, перешедшие на службу Франции. Был только один младши 
офицер-мальтиец; к офицерскому чину можно приравнять и другого мальтийца — врача Салву Сперанца. Общая численность личного состава, включая приданных французских военнослужащих, достигала 500 чел. Первая элитная рота получила название «гренадерской». Мальтийские легионеры в Египте продолжали носить свои белые и красные орденские мундиры, пока они не пришли в совершенную ветхость.

В ПЕСКАХ ЕГИПТА

Мальтийский легионер
в Египте, 1800.

История Мальтийского легиона в Египте выглядит постоянной чередой изматывающих маршей по пескам, смены дислокаций и переподчинений (в полном составе или по частям) различным французским соединениям. Боевая служба Мальтийского легиона состояла в основном в сопровождении французских транспортов и патрулировании коммуникаций. Зачастую приходилось вступать в бой, причем как с местными партизанами, сохранявшими верность прежним правителям Египта мамелюкам, так и с промышлявшими разбоем бедуинами. Не за Францию, а за себя, за своих товарищей мальтийцы неизменно сражались отчаянно. Скромной похвалой им становились строчки из рапортов французских офицеров: «подвергались постоянным атакам, которые отбили, хотя несколько из них были убиты», «превосходно выстояли под неприятельским огнем». Постоянно привлекались легионеры и к разнообразным тяжелым работам. Очевидно, привыкшие к жаре мальтийцы более других подходили для этого, и французские воинские начальники использовали их, как говорится, по полной. Например, после морского сражении в устье Нила (при Абукире) бойцы Легиона были задействованы для сбора и захоронения плававших в воде трупов и выуживания среди обломков «всего, годного к употреблению».

В то же время свободолюбивые мальтийцы быстро стали показывать французам свой характер. Генерал Дюмуе докладывал о «дерзком поведении... мальтийских солдат, которые угрожали своим офицерам и злонамеренно подавали дурной пример товарищам». В конце августа 1798 г. был проведен первый строевой смотр Мальтийского легиона в Египте и составлена строевая записка, определившая его численность как «21 офицер, включая врача, 20 сержантов, включая оружейного мастера, 38 капралов, 4 барабанщика, 228 рядовых — итого 311 всех чинов». В документе значилось, что «большое число» мальтийцев оставались в гарнизонах Александрии и Абукира в качестве «рабочих, ординарцев, пекарей и денщиков». 30 августа Мальтийскому легиону был назначен  новый командир — Бернард МакШихи, сын мятежных ирландских католиков, бежавших во Францию. Этот офицер имел репутацию отчаянного храбреца и неуправляемого упрямца. Его прозвище «Огонь-МакШихи» свидетельствует, что новый шеф батальона был под стать своим подчиненным.

МакШихи вскрыл серьезные злоупотребления в снабжении: «Легион не получил ни одного су со времени моего прибытия. Чтобы обеспечить моих людей чем-нибудь, кроме хлеба..., я был вынужден просить друга одолжить мне деньги для выплаты солдатского жалования. Многие солдаты босы, другим не хватает одежды». В то же время о боевом потенциале мальтийцев он отзывался одобрительно: «Дисциплина и обучение являлись постоянным предметом моих забот, и я могу доложить..., что Мальтийский легион находится в этом отношении на достойном уровне, лучшем, чем я ожидал увидеть по прибытии».

Заботами МакШихи Мальтийский легион получил пополнение за счет перевода мальтийцев из различных вспомогательных служб, началась выдача новой формы (зеленые мундиры и шляпы с красными плюмажами) взамен износившейся. В целом снабжение все равно оставалось скверным. Однако человек, водивший мальтийцев в бой, уважал их, а они верили ему — что, очевидно, повышало их боеспособность. До тех пор, пока с далекой Мальты не долетел отголосок народного восстания...

ВЫБОР ЧЕСТИ

В начале 1799 г. Французская армия готовила вторжение в Сирию. В рамках этого плана главные силы Мальтийского легиона после изнурительного перехода по пустыне с транспортом генерала Жюно 29 января прибыли в Суэц. Мальтийцам и раньше не везло со стоянками, но Суэц оказался особенно мрачной дырой. Гарнизон постоянно голодал. Вода, запасы которой пополнялись только дождями, хранилась в старых каменных цистернах, где быстро портилась и становилась источником желудочных заболеваний. Гренадерская рота мальтийцев отправилась с Жюно в дальнейший поход (став его личным эскортом), для основной же части мальтийских солдат в Суэце начались томительные дни гарнизонной тоски, перемежавшиеся различными работами и стычками с арабскими партизанами.

Однако 27 апреля события внезапно приняли роковой оборот. На траверзе Суэца появились британский линейный корабль «Центурион» и бриг «Альбатрос». Французы лихорадочно готовились к обороне. Мальтийцы были выдвинуты на самый угрожаемый участок. И тут терпению этих испытанных солдат пришел конец. Смутные вести о восстании на Мальте против французов и пришедших на помощь острову британских кораблях и ранее долетали до легионеров. Чтобы прояснить обстановку, они выбрали нескольких отличных пловцов и тайно послали их на британскую флотилию. Командовавший «Центурионом» капитан Джон С. Реньер приказал поднять «делегатов» на борт, подробно рассказал о героической борьбе их соотечественников, угостил ромом и отправил обратно.

И начался бунт. Мальтийские часовые бежали со своих постов и переплывали на английские корабли. На пытавшихся помешать им французов нападали с оружием. Легионеры отказались выполнять приказы и строить укрепления. Даже «Огонь-МакШихи» не смог взять их под контроль. Обеспокоенное ситуацией в Суэце, французское командование в Египте направило на помощь «пошатнувшейся твердыне» сильное подкрепление. С помощью прибывшего батальона остатки Мальтийского легиона принудили к повиновению.

Проведя расследование, французский генерал Дюмуе проявил подлинную объективность и неожиданно встал на защиту мальтийцев. «Они действительно голодали..., — отметил он в рапорте на имя генерала Бонапарта. — Множество раз храбро сражаясь лицом к неприятелю, они никогда не бывали поощрены, а, наоборот, использовались на самых грязных и унизительных работах. Таким образом, когда британцы предложили им возможность вернуться домой, они сочли, что их дезертирство совершенно оправдано...».

«МЫ ВОЗЗВАЛИ К НЕЙ И ПОБЕДИЛИ!»

Ex Voto с изображением мальтийских солдат в Египте

Генерал Дюмуе предложил расформировать Мальтийский легион и распределить его поротно между французскими полубригадами. Бонапарт внял совету и распорядился вывести мальтийцев из Суэца в Каир, а 12 июля 1799 г. издал приказ о роспуске Легиона. Его личный состав был прикомандирован к девяти различным полубригадам. К этому моменту потери мальтийских солдат в Египте составили, согласно обобщенным данным, не менее 99 убитых в боях и 36 умерших от чумы, не считая нескольких десятков перебежавших к британцам.

Об участии мальтийцев в завершающем периоде кампании в Египте в 1799 — 1801 гг. известно немного. Но самое известное сражение мальтийских солдат на французской службы, напоминание о котором сохранилось на Мальте по сей день, произошло именно тогда. В соборе Пресвятой Божьей Матери в городке Меллиха на Мальте хранится экс-вото — живописное воспроизведение обстоятельств чудесного спасения, картина, преподнесенная Св. Марии из Меллихи сержантом Мишелем Табуни, ветераном похода в Египет. На полотне изображена Дева Мария, явившаяся с Младенцем Христом на руках в небе над пустынным пейзажем. Она осеняет своим покровом небольшой отряд солдат в белых и красных мальтийских мундирах, которые выстроились фронтом и беглым огнем отражают атаку сильной колонны арабских повстанцев. Подпись под картиной гласит: «30 августа 1799 нас было сто мальтийских и французских солдат, шедших из Рамании к Александрийскому каналу, когда мы были атакованы огромным числом арабов и спасены вмешательством Благословенной Девы Марии из Меллихи. Мы воззвали к Ней и победили, а неприятель бежал». Есть версия, что, вернувшись на Мальту, сержант в память о победе своей рукой написал это экс-вото и только образ Божьей Матери не решился рисовать сам и пригласил профессионального художника...

Поредевшие части мальтийцев служили во французской Восточной армии в Египте до самого конца, уже после бегства генерала Бонапарта (август 1799 г.) и высадки британского экспедиционного корпуса (март 1801). Нескольким из них, попавшим в плен в неудачном сражении при Александрии 21 марта 1801 г., посчастливилось увидеть родину раньше, чем остальным. В 1802 г. британские транспорты «Зефир» и «Изабель» доставил на Мальту партию французских военнопленных из Египта. Среди них находились врач Мальтийского легиона Салву Сперанца, отказавшийся покинуть раненых на поле боя и захваченный англичанами, а также еще четверо мальтийских солдат. Остальные мальтийцы в полном составе попали в плен, когда 2 сентября 1801 г. вступила в силу капитуляция французских войск в Египте. Согласно условиям сдачи, все французы подлежали репатриации, а их иностранным союзникам было предоставлено самим выбирать себе дорогу. Так, после более чем трехлетних скитаний в далеком краю, уцелевшие экс-легионеры смогли вернуться на родину. На Мальте их встретили как героев и мучеников, несмотря на то, что они волей судеб оказались на стороне неприятеля. Те из них, кому позволяло здоровье, были зачислены британскими колониальными властями в Корпус ветеранов — полувоенное формирование, занимавшееся охраной порядка.

МАЛЬТА И ГОЗО

Форт Св. Эльма, Валлетта

Несмотря на то, что большинство мальтийцев не приняли французский оккупационный режим, были такие, которые искренне верили, что войска республиканской страны, светоча европейской культуры, принесут на остров прогресс и свободу. Разумеется, нашлись и те, кто пошел на службу к французам из меркантильных соображений. Воинские подразделения мальтийских коллаборационистов, принявшие в 1798-1800 гг. участие в обороне Гозо и Валетты, были сформированы именно из таких людей. В небольшом французском гарнизоне, занимавшем гозитанскую Цитадель, мальтийцы составляли 4-ю (артиллерийскую) роту, именовавшуюся Ротой национальных ветеранов Мальты и насчитывавшую значительно менее 100 человек. В основном это были рядовые пушкари Мальтийского ордена, ради обеспечения своих семей спокойно сменивших одну службу на другую. В роту также вошли мальтийские сторонники французов, в том числе молодые образованные выходцы из знатных семей, энтузиасты призрачной идеи республиканской Мальты. Когда в сентябре 1798 г. восставшие гозитанцы штурмовали цитадель, убежденные франкофилы и темные наемники оказались перед моральным выбором. Несколько человек не пожелали убивать своих и бежали, спустившись со стен. Остальные продолжали участвовать в обороне вплоть до 28 октября, когда французский гарнизон принял предложение британского капитана Болла о капитуляции. Помня о безжалостности мальтийских повстанцев, французы выдвинули условием сдачу именно британцам и отправку на родину, что было выполнено. К своим мальтийским подручным оккупанты отнеслись честно и взяли их с собой.

Подразделение «мальтийских волонтеров» в Валетте было создано по принципу Национальной гвардии Франции и получило собственную форму — зеленые мундиры с красным прибором, отличавшие их от французов. О численности «волонтеров» известно, что по боевому расписанию французского гарнизона Валетты (уже ослабленного болезнями и боевыми потерями) на 31 декабря 1799 г. их насчитывалось всего 70 человек. «Волонтеры» разделили с французами все тяготы двухлетней обороны Валетты; в осажденном городе они просто не имели иного выбора. Когда 4 сентября 1800 г. французский гарнизон капитулировал, некоторые из них отправились в изгнание во Францию. Другие не нашли сил оставить родину и положились на милость победивших соотечественников, а скорее — британских властей. Есть основания полагать, что они ее удостоились: сведений об обратном не сохранилось.

«МАЛЬТИЙСКОЕ ДЕПО»

Эвакуированные в Тулон с Гозо в 1798 г. мальтийские солдаты положили начало созданию весьма специфического формирования под названием: «Депо (букв: хранилище) Мальтийского легиона, размещенное в Форте Фабер, Тулон», он же «Мальтийская артиллерия, предварительно включенная в Депо командующего 8-й дивизией». Эти шедевры галльского военно-бюрократического языка отражают две тенденции в отношении французов к горстке своих мальтийских союзников: попытку сохранить их как символ «лояльности мальтийцев» и недоумение, как поступить с таким крошечным отрядом. Тем не менее, военное министерство Франции гарантировало мальтийцам «такое же обращение и жалование, которые они имели на Мальте». Сохранился ряд документов, свидетельствующих об исполнении этого обещания, по крайней мере на первых порах. 

«Депо» состояло из двух рот в составе 6 офицеров, среди которых были как мальтийцы, так и французы, и 57 фузилеров, а также 10 артиллеристов. Неофициальным лидером среди них и основным посредником в отношениях с французским командованием стал капитан 2-й роты Жозеф Гвидо, мальтийский нотабль и активный участник событий захвата Мальты Бонапартом. Тогда он фактически возглавил делегацию мальтийской знати, требовавшей от великого магистра фон Гомпеша сдачи острова во избежание кровопролития. Теперь же, пережив крах своих надежд, Гвидо смело выступал за права горстки мальтийских солдат в изгнании на сохранение своего национального имени. В 1799 г. генерал Бонапарт бежал из Египта, бросив свою Восточную армию погибать в песках. С его возвращением республиканской мелочной сентиментальности в комплектовании Французских вооруженных сил пришел конец. Пошатнувшемуся военному гению были нужны новые победы, в дыму которых потонул бы зловещий мираж Пирамид. А для побед — ужны новые, масштабные и практично укомплектованные иностранные соединения. В декабре 1799 г. мальтийцы получили приказ перебазироваться в Бурж и влиться в состав Итальянского легиона. Капитан Гвидо от имени своих товарищей ответил на это твердым отказом в письме к военному министру. «Позвольте заявить вам..., — писали мальтийские изгнанники, — что Мальтийский легион все еще существует и несет службу в Восточной армии... Поэтому нет оснований переводить нас в другое иностранное соединение, к которому мы не имеем никакого отношения». Для властного и истеричного Бонапарта это был почти мятеж. Не позднее начала 1800 г. «Мальтийское депо», дислоцированное к тому времени в Кондрю и сократившееся до 40 человек, было распущено. Дальнейших сведений о судьбе его солдат и офицеров нет; вольные и невольные изменники для своих соотечественников, они пропали без следа в хаосе Наполеоновских войн. 

«Я — МАЛЬТИЙСКИЙ МОРЯК»

Поражение французского флота у Абукира, 1798 г.

Знаменитый литературный персонаж Александра Дюма Эдмон Дантес (будущий граф Монте-Кристо), оказавшись после побега на борту контрабандистской шхуны, недаром представился: «Я — мальтийский моряк». Мореходные навыки мальтийцев были давно известны французам, и генерал Бонапарт не упустил возможности после покорения Мальты пополнить ими экипажи своей эскадры. Французами в 1798 г. были насильно мобилизованы 1 100 мальтийских моряков. Большинство из них являлись матросами бывшего флота Мальтийского ордена, захватить которых оккупантам было технически проще, чем сухопутных солдат: под прицелом пушек их просто перегрузили с борта на борт.

Логично предположить, что, опасаясь саботажа свободолюбивых мальтийцев, французские капитаны разбросали их небольшими группами по разным экипажам. Однако большинство мальтийских моряков прослужили под французским триколором очень недолго. 1-3 августа 1798 г., всего через полтора месяца после отплытия с Мальты, французская эскадра адмирала Де Брюе, доставившая Бонапарта в Египет, была наголову разгромлена при Абукире британским флотом знаменитого Горацио Нельсона. Из 17 вымпелов уйти удалось всего четырем, остальные были захвачены либо уничтожены. Поневоле разделив судьбу французов, большинство мальтийцев нашли смерть в окрашенных кровью волнах Абукирского залива или оказались у британцев в плену. Однако для них слова: «Я — мальтийский моряк», произнесенные при вступлении на палубу английского корабля-победителя, становились пропуском к свободе. Нельсон распорядился зачислять их в Royal Navy как «природных врагов безбожных республиканцев-французов». Английский флотоводец не ошибся в своем выборе: не сыграв сколько-нибудь заметной роли во французском флоте, матросы с Мальты  под британским флагом сказали свое веское слово в морских баталиях Наполеоновских войн на Средиземноморье.

ПОСЛЕДНИЙ

Одинокий мальтиец оставался на службе Франции даже в 1812 г. Ветеран Мальтийского легиона в чине старшего сержанта нес гарнизонную службу на острове Корфу в батальоне так называемых Восточных стрелков, созданном из бывших бойцов Коптского и Греческого легионов давно ушедшего в прошлое Египетского похода... После падения Наполеона Восточные стрелки были  асформированы, и следы последнего мальтийского солдата императора затерялись. Хочется верить, что и он наконец нашел свой путь на родину.

Опубликовано в журнале "Мальтийский вестник"



ОтменитьДобавить комментарий

Разработка сайта WOW Studio
Контакты:
Как связаться
Разработка сайта WOW Studio