Главная » [ИССЛЕДУЕМ] » Из истории Мальты » Сыны Мальты, пасынки Британии

Сыны Мальты, пасынки Британии

© Михаил Кожемякин (2018)
Сражение в Абукирском заливе, 1798.

Покорение Мальты войсками генерала Бонапарта в 1798 г. и последовавшее народное восстание на острове, приведшее к изгнанию французов и приходу британцев, сыграли роковую роль в жизни тысяч молодых мальтийцев. Ворвавшийся в старинные улочки мальтийских городов и деревень вихрь Наполеоновских войн подхватил их и унес в военные походы и далекие страны. Волею судеб  мальтийские солдаты и моряки сражались и под французским триколором, и под британским Юнион Джеком. Однако если французам пришлось насильно ставить мальтийцев в строй, то в ряды Британской армии и флота тысячи сынов Мальты вступили добровольцами. Помощь англичан в освобождении от французской оккупации (небескорыстная) побуждала мальтийцев, всегда серьезно относившихся к вопросам чести, не оставаться в долгу...

ПОД ПАРУСАМИ ROYAL NAVY

Солдат Королевского
полка Мальты

Островное положение Мальты с древних времен сделало мальтийцев хорошими моряками. Это роднит их с англичанами, и неудивительно, что первым принял на службу уроженцев Мальты именно Королевский военно-морской флот Великобритании. Основных источников пополнения экипажей британской эскадры в Сердиземноморье мальтийцами было два: набор добровольцев на острове и переход с французской стороны перебежчиков и военнопленных из числа насильно завербованных Бонапартом матросов и солдат Мальтийского ордена. Первых мальтийцев англичане выловили из хаоса плавающих обломков и подняли на борт со спустивших флаг французских кораблей после битвы в Абукирском заливе. Там 1-3 августа 1798 г. адмирал Горацио Нельсон наголову разгромил французский флот, доставивший армию Бонапарта в Египет. Мальтийский язык стал для моряков с Мальты пропуском в Royal Navy: во времена Наполеоновских войн (и не только) вербовка пленных «нетитулярной нации» противника была обычной практикой.

Следующий переход мальтийцев на британскую сторону был отмечен 27-29 апреля 1799 г., когда корабли Его величества «Центурион» и «Альбатрос» появились на траверзе египетского порта Суэц, занятого французами. В составе гарнизона находился Мальтийский легион, созданный из насильно мобилизованных солдат Мальтийского ордена. Не желая служить захватчикам своей Родины, многие мальтийцы бросались в море (нередко нападая на пытавшихся помешать им французов) и вплавь добирались до британских кораблей. Точное число этих смельчаков неизвестно, но из общей численности подразделения около 200 штыков, по данным его командира, бежали «не менее нескольких десятков людей».

Когда в начале сентября 1798 г. на Мальте вспыхнуло народное восстание против французской оккупации и вожди повстанцев обратились к британскому флоту за помощью, между ними и английским офицерами сложилась своеобразная система «взаиморасчетов». Британские корабли сгружали жизненно необходимые острову военные материалы и продовольствие, а взамен мальтийские добровольцы пополняли их команды. Впервые такая практика была применена в конце сентября во время ремонта на Мальте кораблей отряда капитана Джеймса Сумареса. Когда же к берегам острова для участия в морской блокаде осажденного французского гарнизона прибыло постоянное соединение Royal Navy под командованием Александра Болла (впоследствии британского комиссара на Мальте), была применена ротация кадров. Каждого британского матроса, сходившего на берег для участия в сухопутных действиях против французов, на борту заменял мальтийский моряк. Мальтийцами же пополнили британские капитаны и страшные бреши, пробитые в рядах их команд вспыхнувшими в 1799 г. эпидемиями. 

Мальтийцы на службе в британском флоте имели особый статус. Во флотских документах они именовались просто: «мальтиец» или «мальтийский юнга». Это соответствовало британским «квалифицированному матросу» и «юнге» по рангу и выдаваемому довольствию. Численность таких «мальтийцев по званию» на блокадной эскадре Мальты была довольно велика. Например, в списке моряков с корабля Его величества «Лайон», убитых и раненых 30 марта 1800 г. при захвате прорывавшегося с Мальты французского линейного корабля «Гильом Телль», из 45 имен – 8 матросов и 2 юнги с Мальты. Выходцы с Мальты служили в годы Наполеоновских войн практически на всех крупных британских кораблях в Средиземноморье. Среди моряков флагманского корабля адмирала Нельсона «Виктори», особо отличившихся в Трафальгарском сражении (где знаменитый флотоводец нашел свою смерть), значатся четверо мальтийцев. 

ВМЕСТО ПОВСТАНЧЕСКИХ БАТАЛЬОНОВ

Телесное наказание
в Британской армии

Поставив в 1798 г. цепкую лапу на землю Мальты в качестве союзника повстанцев против французов, британский лев отнюдь не собирался уходить с этого стратегически важного острова. Колонизаторы быстро оценили высокие боевые качества мальтийцев, равно как и их горячий независимый нрав. В своей военной политике по отношению к мальтийскому населению британские власти ставили две первоочередные задачи: с максимальной пользой для себя использовать мобилизационные ресурсы острова; и сделать из гордых островитян послушных солдат Британской империи.

В начале 1800 г., когда в Валетте еще сидел изнемогавший французский гарнизон, а на осадных бастионах несли службу отважные батальоны мальтийских повстанцев (распущены англичанами 11 сентября), британский генерал Томас Грэхем обратился к мальтийцам с воззванием: «Оставьте ненадолго ваши занятия; вставайте под командование офицеров, профессиональные навыки и опыт которых позволят направить ваши усилия самым действенным образом, чтобы нанести окончательный удар врагу». Так была открыта запись добровольцев на двухлетний контракт в полк Мальтийской легкой пехоты, которому надлежало стать первым британским воинским формированием из мальтийцев. Он комплектовался по классическому принципу колониальных войск: офицерами были британцы, для «аборигенов» оставили вспомогательные должности капелланов, хирурга и квартирмейстера, а в строю пределом карьерного роста для мальтийца было звание сержанта. Впрочем, для переживших голод и лишения военной поры жителей острова важным аргументом было жалование в 8 пенсов и 40 унций (ок. 1,1 кг.) хлеба в день, а также материальная помощь британских властей семье рекрута. Не говоря уж о красивых синих куртках и шляпах с плюмажами, похожих на форму бывших стрелков Мальтийского ордена, привлекших на службу немало горячей молодежи. 2 роты были готовы в апреле, еще 4 – в мае 1800 г. Наибольшая численность Мальтийской легкой пехоты составила 747 солдат и офицеров. «Новые мальтийские стрелки», как прозвали их на острове, приняли участие в последних боях с осажденными французами, несли гарнизонную и патрульную службу, а отряд из 200 добровольцев с осени 1801 по весну 1802 гг. входил в состав британских сил на о. Эльба.

Для прикомандированных британских офицеров мальтийцы стали «крепким орешком». Подчиняясь тем из командиров, кто заслужил их уважение, они умели игнорированием «выдавливать» из части не находивших с подчиненными общего языка. Не желавшие злить пылких островитян английские офицеры Мальтийской легкой пехоты мирились со «своеобразным пониманием дисциплины» и применяли телесные наказания только в исключительных случаях (воровство и т.п.). При чем провинившихся мальтийцев пороли «гуманными» розгами, в то время как по плечам несчастных «томми» гуляла страшная «девятихвостая кошка».

Мальтийская легкая пехота стала для британских властей на Мальте своего рода «пробным шаром» в формировании местных воинских частей. В 1802-03 гг. она была расформирована.

Главный вывод, сделанный британскими военными, был таков: для достижения прядка в подразделениях мальтийцами должны командовать мальтийцы. Создавая в 1801 г. мальтийский контингент для внутренней службы на острове – Мальтийский полк милиции (900 штыков) и 2 роты Береговой артиллерии милиции – англичане активно привлекли на офицерские должности выходцев из знатных мальтийских семейств. 

ВОЙСКА АМЬЕНСКОГО МИРА

Маршал Иоахим Мюрат

25 марта 1802 г. между Великобританией и Францией был заключен Амьенский мирный договор – многообещающий, но мало исполненный. Тем не менее, в истории Мальты он сыграл знаковую роль. Согласно условиям мира, Англия должна была... вернуть остров Ордену иоаннитов. Однако мальтийское общество, прошедшее французскую оккупацию и восстание, уже переросло архаичную структуру рыцарско-религиозного полу-государства. Оно отреагировало собранием 104 представителей городов и деревень, подписавших «Декларацию прав жителей островов Мальты и Гозо». Это был манифест политической зрелости мальтийцев и фактически ультиматум Англии. Признав короля Георга III своим сувереном, делегаты заявили: «Его британское величество не имеет права передавать эти острова любой иной силе... Если же он откажется от их защиты и своего суверенитета, право выбрать другого суверена или управлять островами принадлежит только нам, их жителям, без контроля извне». 

Сложно сказать, насколько веская угроза мальтийцев повлияла на курс политики «коварного Альбиона», но отдавать Мальту англичане не стали. Однако условия 10-й статьи Амьенского договора относительно создания «в переходный период» мальтийских войск в составе 2 тыс. чел. «с собственными офицерами» они частично выполнили. Распустив Мальтийскую милицию и в очередной раз перешив мундиры для мальтийских солдат, британские власти объявили о формировании двух Провинциальных батальонов и батальона Береговой артиллерии. Создавался также Корпус мальтийских ветеранов, в который принимались в основном бывшие солдаты Ордена. Офицерские должности предоставлялись мальтийцам, при чем частично были привлечены выходцы из богатых слоев, а частично – бывшие повстанческие командиры. Чтобы получить производство в чин, каждый из них должен был привести на службу определенное число добровольцев. С рядовыми контракт подписывался на пять лет, при чем приоритет отдавался людям, ранее служившим в легкой пехоте или милиции, а также бывшим повстанцам. 

По состоянию на 1 ноября 1803 г. в рядах мальтийских войск насчитывалось 1 508 человек, в т.ч. более 60 офицеров. Их задачами являлись береговая оборона, охранная и полицейская служба. Британский комиссар Александр Болл также привлекал «провинциалов» к ремонту оборонительных объектов. Некоторые отборные подразделения направлялись как морская пехота на британские канонерские лодки, действовавшие с Сицилии.

Дерзкой фразой: «Мальта или война», брошенной Наполеоном английскому послу, Амьенский мир был фактически уничтожен. Состояние войны возобновилось 22 мая 1803 г., и мальтийским солдатам снова предстояло вступить в бой с французами. 

МАЛЬЧИШКИ В КРАСНЫХ МУНДИРАХ

Позиции мальтийцев при обороне Капри, 1808.
Карта отзеркалена.

30 марта 1805 г. генерал-майор Уильям Виллетс, командовавший войсками на Мальте, получил приказ «сформировать полк мальтийской пехоты для обыкновенной службы». Новая часть получила название Королевский полк Мальты. Ему предстояло надеть стандартные красные мундиры британской пехоты и нести службу на общих основаниях – где прикажет король. Местом формирования полка стала древняя Мдина. 

Епископ Мальты выделил для размещения военных здания монастыря Св.Доминика. Командовать полком должен был только британец, и генерал Виллетс сам занял эту должность. Офицерские кадры и личный состав планировалось укомплектовать мальтийцами, имеющими опыт службы в Провинциальных батальонах и прочих формированиях. Однако англичан ждало неприятное откровение:  насколько отважно жители Мальты защищают свой остров, настолько им не по душе служба «за морями» в иностранной армии (моряки – исключение, их ведет страсть к путешествиям). Из «провинциалов» в Королевский полк перевелись всего несколько офицеров, сержантов и горстка солдат. Пришлось вербовать в солдаты наивную молодежь из беднейших крестьян и городских низов, надеявшуюся с помощью «королевского шиллинга в день» (жалованье британского солдата) вырваться из нищеты, а в офицеры - жаждавших приключений и не менее наивных юношей из знатных семей. «Новобранцы очень молоды, многие – совсем мальчишки, - написал 13 августа 1805 г. посетивший Мальту британский генерал Крейг. – Но они исполнены рвения и энтузиазма, после надлежащей подготовки из них может получиться очень полезная часть».

В 1807 г. Королевский полк Мальты достиг штатной численности в 10 пехотных рот. Недостаток в офицерах был пополнен англичанами и германскими наемниками. За годы службы юные мальтийские рекруты возмужали и постигли суть солдатского ремесла. Полк ждала рутинная для британской воинской части боевая командировка «за моря». 10 ноября 1807 г. 950 штыков Королевского полка Мальты прибыли в состав британской действующей армии на Сицилии. На каждую роту было позволен взять в поход по 10 жен солдат и офицеров, которые должны были заботиться о нехитром походном уюте, а при необходимости ухаживали за ранеными. В эпоху Наполеоновских войн такая практика была обычной.

ОНИ ЗАЩИЩАЛИ КАПРИ

Британский командующий на Капри
Гудсон Лоу

В сентябре 1808 г. бойцы Королевского полка Мальты поднялись по сходням британских кораблей в Милаццо, чтобы отправиться в путь, растянувшийся для многих из них на несколько долгих лет. Им надлежало усилить британский гарнизон на Капри. Этот маленький остров на входе в Неаполитанский залив был важной передовой базой британского флота в «подбрюшьи» у покоренной французами Италии.

По пути одной роте мальтийцев довелось принять боевое крещение, десантировавшись со шлюпок и захватив прибрежный городок Диаманте в Калабрии. В бою с местной профранцузской гражданской гвардией погибли двое солдат, ставших первыми боевыми потерями полка. Окрыленные маленькой победой, мальтийцы прибыли на Капри. Возглавлявший британские силы на острове полковник Гудсон Лоу (впоследствии «тюремщик» Наполеона на Св. Елене), упрямый и педантичный служака, не обладавший, однако военными талантами, высокомерно счел мальтийских пехотинцев «ненадежными». Командующему офицеру Королевского полка Мальты майору Хэмиллу было поручено занять оборону скалистого западного берега Капри, считавшегося непригодным для высадки неприятеля. Сам Лоу с главными силами гарнизона (более тысячи чел., 21 орудие) расположился в восточной части острова, прикрывая его одноименную столицу и две удобные гавани.

Позиции британцев на Капри, защищенные также сильными корабельными соединениями, представлялись вполне надежными. Впрочем, маршал Наполеона Иоахим Мюрат, Неаполитанский король, считал иначе. Этот блистательный кавалерист, оказывается, знал толк и в морских десантах. Дождавшись, пока британский флот уйдет с Капри на операцию, Мюрат приступил, по его собственным словам, к «извлечению английской занозы из Неаполитанского залива».

4 октября 1808 г. десантная флотилия Мюрата из 2 боевых кораблей, 33 канонерок и 180 транспортных судов, имея на борту около 2 тыс. французских и неаполитанских солдат, отплыла к Капри. В то время, как небольшие отряды отвлекали внимание Гудсона Лоу демонстративными атаками на судоходные гавани, главные силы под командой отважного генерала Ламарка начали высадку именно на «неудобном» скалистом западном побережье. На отвесный берег солдаты взбирались при помощи штурмовых лестниц. Пять рот Королевского полка Мальты, находившиеся на направлении главного удара, немедленно доложили об опасности и встретили французов жарким ружейным огнем. Но полковник Лоу и даже командовавший мальтийцами майор Хэмилл отказывались верить в очевидное. Они бестолково перемещали по острову остальные мальтийские роты, не понимая, где встречать врага. Отправленная мальтийцам подмога (корсиканские рейнджеры) почему-то не дошла.

А на западном побережье кипел бой. Под дружными залпами мальтийцев полегли 120 французских десантников, однако еще 500 во главе с шедшим в первых рядах генералом Ламарком закрепились на берегу. Опомнившийся майор Хэмилл стянул главные силы мальтийского полка. Но, несмотря на численное преимущество, он не решился сразу сбросить врага в море контратакой, а потом было уже поздно. К ночи у мальтийцев оставалось только по 8 выстрелов на ружье.

Под покровом темноты французы сумели удвоить свои войска на берегу и перешли в генеральное наступление. Мальтийцы быстро расстреляли оставшиеся заряды и встретили врага штыками. Три часа продолжалась жестокая борьба. Против необстрелянных солдат Королевского полка Мальты сражались французские ветераны. Утром оборона мальтийцев пала. Майор Хэмилл был среди убитых; двести мальтийцев (половина – раненые) оказались в плену. Остальные в беспорядке отступили в лежавший у них в тылу городок Анакапри.

РАЗГРОМ

Мюрат руководит штурмом Капри, 1808.

Остатки Королевского полка Мальты пытались удержаться в Анакапри, но без боеприпасов и подкреплений они были обречены. 120 солдат сумели пробиться штыками и ушли в горы. Они, вместе с 150 мальтийцами, находившимися на других позициях, единственные избежали катастрофы. Вечером 5 октября, окруженные и деморализованные, главные силы полка сдались. Французы позволили  женам мальтийских солдат и офицеров свободно покинуть Анакапри. Две смелые женщины, Клара Велла и Саверия Митрович, вынесли под платьями полковое и королевское знамена (у британских полков 2 знамени). Пленных мальтийцев французы вывезли на побережье Италии. Их пожелал увидеть маршал Мюрат, руководивший сражением с мыса Сорренто. Он похвалил сынов Мальты за мужество и пообещал хорошее обращение в плену. Слова прославленного храбреца стоят дороже, чем появившиеся позднее инсинуации Гудсона Лоу и Наполеона о «недостаточной стойкости» мальтийских защитников Капри!

Оставшиеся в строю подразделения Королевского полка Мальты достойно участвовали в обороне острова вплоть до 16 октября 1808 г., когда незадачливый Гудсон Лоу капитулировал буквально накануне прихода на выручку британского флота. По условиям сдачи британцам был обещан пропуск на Сицилию с воинским почестями в обмен на неучастие в боевых действиях в течение года. Впрочем, «нетитулярных» мальтийцев французы снова начали брать в плен. Чтобы избежать захвата знамен, бойцы мальтийского полка сожгли их, а свое оружие бросили в море. Кровавые потери Королевского полка Мальты на Капри составили 2 офицеров и 75 нижних чинов убитыми и 122 раненых. До 680 человек, в т.ч. около 20 офицеров, оказались в плену. Немногие уцелевшие сумели добраться до Сицилии на рыбацких судах и в 1809 г. были возвращены британским командованием на Мальту. В знак признания доблести полка в 1809 г. ему были вручены новые знамена. В 1810-11 гг. подразделения полка, сократившегося до 400 штыков, охраняли содержавшихся на Гозо пленных французов и несли службу на британских канонерках в качестве морпехов. Однако в связи с  пленением на Капри главных сил и невозможностью набрать достаточно новых рекрутов» англичане 26 апреля 1811 г. приняли решение распустить мальтийский полк. Знамена были помещены в соборе Св. Иоанна в Валетте. Офицерам сохранялась половина жалования, а рядовых, пожелавших продолжить службу, записали в Провинциальный батальон.

НЕАПОЛИТАНСКИЙ ПЛЕН

Кастель-Нуово в Неаполе,
где содержались пленные мальтийцы

Неаполитанский король Мюрат не отличался жестокостью. Режим содержания военнопленных из Королевского полка Мальты в замке Кастель-Нуово в Неаполе был довольно мягким. Солдат и офицеров не отделяли друг от друга, что позволяло сохранить дисциплину и дух товарищества. Пленным разрешалось выходить в город для подработки и за покупками. Однако в 1809-10 гг. офицеров, сначала англичан и немцев, а затем и мальтийцев, стали переводить во Францию. Недостаток снабжения и плохие санитарные условия, обыкновенные для плена в ту эпоху, существенно ухудшили положение мальтийцев. Пленные начали болеть, некоторые умерли; в каменных стенах Кастель-Нуово поселилась смертная тоска. Воспользовавшись знанием итальянского языка и симпатией местного населения, многие пытались бежать. Нескольким храбрецам это удалось; пойманных жестоко наказывали.

Большую роль в поддержании здоровья и сопротивляемости своих товарищей по несчастью сыграл на этом этапе опытный помощник полкового хирурга Джузеппе Шкембри, один из немногих оставшихся офицеров. Он сумел не только противостоять инфекционным заболеваниям, но и снова вселить в солдат надежду. В 1810 г. началась репатриация мальтийских пленных на родину. Среди других был отпущен доблестный доктор Шкембри, которого британцы вскоре уволили из армии. Многие офицеры Королевского полка Мальты вернулись из плена только после поражения Наполеона в 1814 г.

***

Британский полковой хирург

Служба мальтийцев под британским Юнион Джеком в годы Наполеоновских войн отнюдь не исчерпывается приведенными выше историями. В различных госпиталях и воинских формированиях на Мальте и «за морями» исполняли свой нелегкий и человечный долг военные врачи Джузеппе Камиллери, Лоренцо Саммут, Джозеф Шембри, Джавино Портелли и другие. Около тысячи мальтийцев вступили во вспомогательные военно-инженерные и военно-технические формирования (Мальтийские пионеры 1800-01, Мальтийские военные мастера 1805-12, Мальтийские саперы и минеры 1813-15), на долю которых выпал тяжелый труд «чернорабочих войны» в Египте, на Средиземноморском театре, в Испании. Многие из них не вернулись к родным берегам...

Защита и помощь, оказанные Великобританией маленькому восставшему острову в годы Наполеоновских войн, были щедро оплачены добровольным мальтийским «налогом кровью».

Опубликовано в журнале "Мальтийский вестник"



ОтменитьДобавить комментарий

Разработка сайта WOW Studio
Контакты:
Как связаться
Разработка сайта WOW Studio